batowem (batowem) wrote in balta_ua,
batowem
batowem
balta_ua

Category:

Из воспоминаний Аллы Александровны Смирновой (1907-2009).

Продолжение. Начало: cм.14.03.2010

Земская школа

После скоропостижной смерти нашего отца мама твердо решила работать учительницей в земской школе. Одним из необходимых условий для этого было – не иметь своих детей, то есть быть незамужней. Во всех гимназиях классные дамы и директрисы были незамужними женщинами, но для мамы было сделано исключение, потому что она была в очень хороших отношениях с родителями первой папиной жены, отец которой был членом городской управы в Елисаветграде. Городская управа – это сегодняшняя мэрия, только «мэрия» – не по-русски звучит, не по-нашему…

В 1913 году мама поехала смотреть на земскую школу на окраине Ананьева, где ей предложили работать учительницей. Это была огромнейшая усадьба, и на ней стояло три здания: школа из красного кирпича, тогда она казалась мне очень большой, и два домика для семей учителей с сараями. И наш сарай уже был полон дров – для нас!
Во дворе школы была большая аллея из старых акаций, стволы можно было обхватить только вдвоем… В мае все деревья сплошь покрывались цветами. Не поверите, но до сих пор помню, как они дурманяще благоухали весной – на всю округу!

Школа была построена в конце девятнадцатого века. Тогда по всей России, а особенно на юге, который был побогаче, строились земские школы, и все – по одному проекту. Деньги на строительство выделялись из уездных, а если перевести на сегодняшний язык – из районных средств.
Образование в то время было необязательным, в земские школы шли только те дети, которые по-настоящему хотели учиться. Отпуск учителей в земской школе определялся, если можно так сказать, зеленой травкой: как только она появлялась (у нас, на юге это было рано, в апреле), – занятия прекращались. Дети отправлялись не на каникулы – отдых, как в наше время, чтобы ничего не делать, лентяйничать, а на каникулы – тяжелую работу по дому и на земле.
А так как семьи у крестьян были очень большие, то первые дети были первыми помощниками взрослых. Дети работали с малых лет: в четыре года пасли гусей, а те, которые были постарше, – становились няньками младших братишек и сестренок, когда взрослые уходили в поле работать. Женщины тогда часто рожали, а детей не с кем было оставить – ни яслей, ни детских садиков. Все дети трудились изо всех сил, помогая старшим.

Наша школа была двухкомплектная, то есть в ней было два учителя. Классы назывались отделениями. Кто оканчивал все четыре отделения, то есть четыре класса, считался, да и не только считался, но и был, по существу, очень грамотным человеком.
В нашей школе было два больших, очень светлых класса, потому что окна в них тоже были большими. Еще имелись два довольно широких коридора и учительская, в которой находилась самая настоящая русская печка, хотя печки на Украине чаще были голландскими, встроенными в стену. Топили наши школьные печи самой обыкновенной соломой, остававшейся после обмолота урожая. Осенью во двор школы крестьяне везли большие возы этой соломы и складывали ее в одну громадную скирду, которая занимала почти половину школьного двора. Такое вот топливо в наших почти безлесных степях было! Топили печи из коридора.

Замечательный человек работал в нашей школе – сторож Василий. Он был уже старенький, с седой бородкой, и каждый день приходил в школу в четыре часа утра, никогда не опаздывая. Начинал он свою работу с того, что топил печи, непрерывно подкидывая в них солому, как кочегар – уголь в топку паровоза, пока все помещения не прогревались. Следил он за этим исправно, в школе всегда было тепло.

К началу занятий для нас отремонтировали старый, крытый камышом домик во дворе школы, и получилась хорошая квартирка – две большие комнаты, маленькая кухня, коридорчик и … телефон! Кстати, телефон был только один, и считался школьным, но мы могли по нему разговаривать, с нашими родственниками из Елисаветграда, моими тетками, у которых тоже были телефоны. Аппарат стоял на низеньком столике, и чтобы снять трубку, я на этот столик залезала с ногами. Если кому-то ночью был нужен телефон, мы всегда дверь открывали. Мало ли какая беда у человека могла случиться!

Земские школы строились в деревнях и на окраинах городов. Учились там, в основном, дети из небогатых семей, но все, как говорится, было здесь на высоком уровне, а уж учитель был самым уважаемым человеком. Как эти деревенские дети хотели учиться! Не то, что сейчас, когда учатся из-под палки, учителям сплошь и рядом грубят, да что тут говорить!
Заработная плата у учителя, или, как тогда говорили, жалованье, была 28 рублей 20 копеек в месяц, до сих пор помню. Квартира и дрова были казенными, то есть бесплатными, да добавьте еще большой участок земли… Если пересчитать – в несколько раз больше теперешней учительской зарплаты будет!

Директора в школе не было, просто один из учителей отвечал за материальную часть. Но у земских школ были инспекторы. Они регулярно приезжали инспектировать школы и с земскими учителями всегда очень уважительно разговаривали. Когда к нам приезжал «наш» инспектор, Михаил Орестович, то первым делом, извините, он проверял школьный туалет, который находился на дворе. Асфальта тогда не было и в помине, и погода бывала всякая, и грязь непролазная осенью… А туалет должен был быть всегда идеально чистым!
Михаил Орестович, не побоюсь сказать, был выдающимся человеком. Он никогда не требовал какого-то чинопочитания, входил во все нужды учителей, всегда старался выполнить, что от него зависело. Его, по рассказам моей мамы, очень уважали как педагоги, так и начальство.

Как я уже говорила, в школе было две учительницы. И «старой» учительнице, и маме была выделена земля, большие участки. Сами они на них работать, конечно, не могли, поэтому нанимали работников, с которыми осенью расплачивались частью урожая. Кстати, у второй учительницы, Марии Степановны, были и лошади, и коровы, и свиньи – целое хозяйство.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment