batowem (batowem) wrote in balta_ua,
batowem
batowem
balta_ua

Categories:

Материалы нач. 90-х о монастыре иннокентьевцев и интервью с о. В. Фоминым (журналист П. Овчинникoвa)

Полина Овчинникова – журналист, автор книги «Одной судьбой с тобою связан», поэтических сборников «Краплини сонця» и «Блокнот журналиста».

РОДНИК
Глоток холодной колодезной воды - мечта всякого путника, особенно летом. Тем же, кто уже побывал на раскопках бывшего подземного монастыря вблизи села Липецкого, хорошо известно, где можно утолить жажду - еще издали зовет к себе сверкающая резным убранством часовня, в которой прячется глубокий колодец. Гостеприимные, терпеливые Нектарий и Анастасия пригласят вас в приятную прохладу, и вы окажетесь в необычной для жаркой степи обстановке. От белизны рушников в часовне ярко-светло. Горят свечи, лампады. С черно-белой увеличенной фотографии пристально смотрит на вас возведенный верующими в сан святого иеромонах Иннокентий. Кстати, знаете ли вы, что совсем недавно (об этом мне рассказал главврач Котовской районной больницы Виль Александрович Жуковский) при раскопках найдена рукопись с его жизнеописанием, и кто знает, какую трактовку получит в дальнейшем этот сложный, противоречивый образ.
Но вернемся к Анастасии, аккуратно достающей с двадцатиметровой глубины колышащееся и звенящее ведро.


- Люди идут тьмами целый день: идут, идут и идут, - закивала в такт своим словам Анастасия. - Идут и просят у нас: "Дайте водички попить!" Людям надобно и руки помыть, а где взять воду? Вот и выстроили колодец. С тех пор народу здесь в праздничные дни - тьма. Вот и вчера был праздник, так у меня до сей поры руки болят: достаю и достаю им водички, Боже мой! Все, что здесь - люди пооставляли, ставят свечечки, лампадочки... Тут та-кая святыня! Ждем церковь. В другое место люди не хотят идти: мы, говорят, придем сюда да землю целовать здесь будем...
А потом Анастасия и Нектарий повели нас ко входу в монастырь.
- Я уже видел этот вход, - увлеченно стал рассказывать один из путников. - Он из такого крепкого кирпича, что и сейчас еще очень прочно держится. Если пройти дальше, там видно подземелье, но люди остерегаются, боятся туда войти - пока что только лишь один метр раскопан...
- Но на такие работы, очевидно, требуется разрешение властей?
- Конечно же, - уважительно, серьезно подтвердила Анастасия. - Если Господь им положит на сердце... И опять же - божье повеленье! Как один говорил: они ж тоже, правители, с библией живут! Вы, наверное, читали, что Михаил последним на престол взойдет? Вот оно и свершилось. Все, что написано, будет, все идет по богову...
- А потом что будет? – захотел узнать мой спутник, Павел Павлович Леонтьев.
- Покаемся - Господь продлит еще время, а не покаемся - Господь судить придет... - вдумчиво отвечала своим глухим, но очень внятным голосом Анастасия.
- Но если Михаил последний, что же дальше -то будет? – настойчиво продолжал Павел Павлович.
- А это Бог один знает. Он же, Михаил, своим божьим проявлением открыл церква, и народ туда пошел, стал молиться. А раньше как было? Люди сюда придут, а милиция батюшку за бороду, за косы - и тащит! Сейчас же, слава те, Господи, все и молятся, и кланяются, и полотенчики, и свечечки кладут вот сюда. Потому что знают - тут святость...
...Он ковылял, опираясь на посох и качаясь из сто-роны в сторону, будто его пригибало к жаркой августовской земле. Поравнявшись с нами, снял шляпу, не помнящую ни года ни цвета, и почти беззвучно поздоровался по-молдавски: "Буна дзиу". Глаза смотрели покорно, и были бесцветны и влажны как пропитанная дождем стерня. Кто он, этот странствующий бездомный человек, которому в селах степного края никто не откажет ни в хлебе, ни в крове? И стоявшая рядом женщина с добрыми печальными глазами, Катя,тоже не знала его имени. "Да разве в имени дело, - подумала я. - Странник - просто человек, обычная душа, испытывающая нужду в людях и такую же потребность в защите от них."
- Он так: и ваш, и наш, - проговорила вслед уходящему человеку Катя. - Нет у него ни дома, ни детей. Вы его принимаете сегодня - он будет у вас ночевать, а завтра ко мне придет. Жил раньше при монастыре, а почему оттуда ушел, не знаем. Вот так и ходит, как видите.
- Катя, как вы считаете, почему люди так потянулись к монастырю?
- Они бы и раньше это делали, если бы им этого не запрещали. Но если бы людям не запрещали верить, народ не был бы таким, какой он сейчас. Как вам луч-ше это сказать? Люди боялись бы Бога и имели бы стыд. Страх имели бы перед ним и стыдились бы де-лать плохое.
- А теперь и боятся, и верят?
- Они-то верят сейчас, но молодежь тяжело вернуть назад. Вы посмотрите, какой мир сейчас? Друг на друга идут. Страшно...
- Вы работаете?
- Да. Уборщицей в школе. И сын работает старший, и муж мой - инвалид войны. Крутимся, чтобы жить.
- А почему для вас именно это место свято?
- Оно дорого нам, потому что моя бабушка родилась слепой, и прозрела здесь еще в раннем детстве, да и мой дедушка тоже был здесь исцелен, и муж лечился... Сюда мы теперь ходим всей семьей. И когда муж стал возить камень для монастыря, приехали тоже, чтобы посмотреть на раскопки. Потому что верим в отца Иннокентия и идем за ним - поколение за поколением. Все, кто что может, помогают возрождению купальни и колодца…
Мы говорили с Катей и смотрели вниз на плиты, под которыми рвалась на волю живая и, по легендам, целебная вода. Эти люди верят преданиям. По камешку, по бревнышку, на собственные средства пытаются восстановить то, что связывает их с предками. И я поду-мала, что они добьются своего, потому что на самом деле каждый клочок родной земли - святыня.
(Початок дев’яностих років минулого століття)
Полина Овчинникова
http://www.polika.ru/2007/07/31/rodnik.html


НАСТОЯТЕЛЬ


Прослушивая старые магнитофонные записи начала девяностых годов прошлого века, я обнаружила в полной сохранности маленькое интервью и вспомнила обстоятельства его записи. Работник Балтского райисполкома Фаина Григорьевна, которая обычно помогала мне с поездками по району, очень душевно отозвалась о настоятеле Свято-Успенского собора благочинном Балтского округа протоиерее Василии Фомине. Разговор о нем состоялся как раз накануне моего возвращения в Одессу, вечером. Что делать? Еще на один день я остаться не могла , а очень хотелось увидеть отца настоятеля, человека, по словам моей собеседницы, чрезвычайно культурного и грамотного, обладающего истинным даром всеобщего притяжения. Мы подошли к собору и к радости застали там отца Василия. Он уже собирался уходить, но задержался на несколько минут, чтобы показать храм и ответить на наши вопросы. В первую очередь я задала главный вопрос: насколько высоко, с точки зрения отца Василия, поднялась духовная культура населения за последние годы?
- Наш Свято-Успенский собор, - отвечал отец Василий, - открыт как раз в канун празднования тысячелетия Руси, причем самым первым в Одесской области, и мы чувствуем, что влечение людей к духовной культуре усилилось. Они потянулись к храму: больше стало совершаться таинств крещения, венчания. К нам обращаются также и с другими духовными запросами - многие молодые семьи строят сейчас дома и приглашают нас для освящения. В нашем храме уже поет детский хор, работает воскресная школа... И несмотря на то, что в округе открываются также другие храмы, их становится много, количество прихожан нашего собора увеличивается. Я считаю, что открытие храмов в нашей стране - большое дело, потому что крайне важно поднять духовность общества в это напряженное время. И церковь, естественно, играет в этом немалую роль.
- Несколько дней назад Украина приобрела самостоятельность, но вместе с тем распалась большая семья: ведь судьбы наших народов переплетены, а теперь многие родственники оказались в различных государствах...
- Я бы сказал, что всем нам надо сплотиться, особенно верующим людям. Раз мы приняли суверенитет, это не значит, что мы должны терять связь с Россией и другими государствами, а тем паче - с российской православной церковью. Мы считаем, что славяне всегда были вместе, это была одна церковь. И если у нас будет свой патриарх, украинской православной церкви, мы не будем разрывать узы с русской православной церковью, потому что мы близки по духу, по крови. Ну а на то,чтобы не было межнациональных распрей, церковь, я думаю,тоже может повлиять. У нас в Священном писании сказано, что все мы братья во Христе: нет за столом отца моего ни иудея, ни эллина, ни скифа, ни варвара.
- В связи с этим такой вопрос: возле села Липецкого в Котовском районе области ведутся раскопки подземного монастыря. Как вы относитесь к данному событию?
- Недавно у нас в Украине был форум всех религиозных объединений страны: всем предоставлена свобода вероисповедания. И людям, которые исповедуют отца Иннокентия, тоже. Раз им позволили это делать - это неплохо. Почему? Может, они в какой-то степени и заблуждаются, уклонились немного от учения православной церкви, но все-таки они - люди, и с ними нужно считаться. Я думаю так.
http://www.polika.ru/2007/07/31/nastojatel.html
(Початок дев’яностих років минулого століття)
Полина Овчинникова


Полина Овчинникова – журналист, автор книги «Одной судьбой с тобою связан», поэтических сборников «Краплини сонця» и «Блокнот журналиста». http://www.polika.ru/obo_mne
Tags: иннокентьевцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments