June 6th, 2010

Из воспоминаний Аллы Александровны Смирновой

Мой первый педагогический опыт

Мне было очень скучно сидеть дома, и однажды я попросила маму, чтобы она мне разрешила ходить в школу: ведь мне было уже почти шесть лет, я знала все буквы и умела читать.
А в школе мне было очень интересно! Класс такой длинный-длинный, в нем два ряда парт, на стене висят две доски, посредине стоит учительский стол. Я уже говорила, что в земской школе было четыре отделения, то есть класса. А делили их так: одному учителю первый и третий, а другому – второй и четвертый. Всего в школе училось человек тридцать-сорок. Парты были длинными, на них сидело по четыре человека. Я, дочка учительницы, была для школьников, как будто живая кукла – во все глаза на меня глядели! Кстати, наши ребята в школе никогда не дрались.

Школа была русскоязычная. Дети, которые в нее поступали, в большинстве своем были украинцами и молдаванами и русского языка не знали совершенно. Когда мама стала учительницей, первой к ней пришла женщина-молдаванка и привела четырех своих детей. Один из ее сыновей, Харитон, был почти взрослым, он знал русский язык и был для нас переводчиком: мать-то по-русски тоже почти не говорила! И вот сын переводит ее слова: «Ты, барыня-учителка, учи моих детей, чтобы они по-русски умели! Ежели не будут тебя слухать, бей их моей рукой, да посильнее! Бей – не жалей: только умнее будут!» И так все родители говорили. Но, конечно, мама моя никого не била, ученики ее очень любили и поэтому всегда слушались.
Был у мамы один ученик постарше, звали его Петр, с маленькими детьми он, видимо, стеснялся заниматься, да, может, и некогда было ему днем учиться, так он один к маме по вечерам приходил, и она с ним бесплатно занималась. Тетрадочки он под пояс прятал, чтобы никто не увидел.
Collapse )